Наверх

«За голову одного террориста давали 400$»: интервью с пермяком, который два года служил снайпером в Сирии

Возрастное ограничение: 16+
Скриншот с видео Россия 24
Контрактник из Пермского края рассказал, как он жил и работал в Сирии

Военная операция российских военнослужащих в Сирии началась в 2015 году. В декабре 2017 по указу В.В. Путина все войска из Сирии были выведены. Корреспондент Pro Город пообщался с жителем Пермского края, который практически все это время находился в зоне военного конфликта и служил снайпером. Мужчина на анонимной основе рассказал подробности жизни и службы русских на сирийской земле.

Как попал в Сирию

Я учился в Суворовском училище. Когда его закончил, отправился на срочную службу. Там я впервые оказался в зоне военного конфликта в Грузии. После армии, когда вернулся домой, три месяца жил обычной жизнью и понял, что мне чего-то не хватает. Тогда я и решил пойти служить по контракту. Изначально я думал, что попаду в разведку, как в армии. Но мое знание иностранного языка и армейские достижения позволили служить в Сирии. И я стал добровольцем. Родственники отнеслись к моему решению скептически, но мне было все равно.

Про подготовку

Перед отправкой в Сирию нас готовили специалисты. Мы прошли несколько курсов, в частности курс ведения боя не на своей земле. Также рассказывали, чего можно ожидать от местных жителей и от бойцов ИГИЛ (запрещенная в России террористическая группировка). Самая главная задача была «не жалеть». Также было много тестов. Например, на психологическую подготовку - давили на то, что мне будет жалко убивать, ведь это люди. Но я с этим уже был знаком. Когда только собирался в Сирию, было скорее любопытно, чем страшно. Уже по приезду туда некоторое время я боялся — все-таки чужая страна. Потом привык.

Про убийства

У нас это называется «ликвидировать». Первого человека я ликвидировал еще в Грузии. Тогда я сильно переживал. Почти месяц мне было тяжело, снился этот человек. Но постепенно это прошло. Контрактная служба предполагает убийства и их учет, ведь за это деньги платят. Вот как в обычной жизни: ты работаешь, тебя оценивают по результатам. Здесь так же. За время службы я ликвидировал около сорока человек. За одного убитого террориста в Сирии давали 400$. Это что-то вроде премии за выполненную работу.

Женщины и дети

Дети были и даже воевали. Это самое противное, что есть в нашей работе - приходится убивать детей и женщин. Лично мне этого не приходилось делать, но такое в практике есть. 

То, что не показывали по телевизору

Что говорят по телевизору в новостях? ВКС нанесли удар по группе террористов. На самом деле за всем этим стоит огромная работа большого количества людей. Сначала разведка приносит данные о том, где находится группа, кто там главный. Потом в дело вступаем мы. Перед заданием нам показывали фотографию и примерное местоположение цели, которую нужно ликвидировать. Вся территория была поделена на квадраты. Каждый - примерно пять километров. Нам говорили лишь то, в каком квадрате находится цель. Нужно было обнаружить этого человека и потом ликвидировать.

Самое интересное

Утром просыпаешься часиков в пять, собираешься и уходишь. С собой ничего нет, только одна рация для связи. Бывало, неделями оставались без поддержки, сами по себе. Каждый раз было определенное задание. Например, найти базу террористов в таком-то месте. Задача: доведение ракет до земли.

Когда устанавливали точные координаты, их передавали самолетам, которые наносили удар. Одно из необходимых условий работы — маскировка: иногда приходилось полностью «зарываться» в песок и ждать, пока цель, которую показали на фотографии, не появится. Однажды я так пролежал трое суток. Откапывались только, чтобы по нужде сходить.

Мы старались сильно не приближаться к боевикам. Самое близкое расстояние до террористов у меня было 25 метров. Очень важно в такие моменты быть аккуратным, чтобы камушек не упал, или не зацепиться лямкой рюкзака, чтобы не брякнуло ничего. Себя обнаруживать нельзя — сразу домой «груз 200» отправят. А вообще я за это время много чего повидал: кровь, мозги, отрубленные головы, руки, пальцы, горло перерезанное от уха до уха. Но об этом не хочется рассказывать.

Где жили?

Жили мы на российском полигоне, неподалеку от аэродрома. Там же рядом была и российская техника. Всего русских было около десяти тысяч человек. Однако общались мы исключительно внутри своего отряда, только там снимали маски. В остальных местах и по улицам всегда ходили в масках, чтобы потом нас невозможно было узнать. Что касается питания, то кормили очень хорошо: много мяса и рыбы, а также различные крупы и макароны. Чувства голода никогда не испытывали.

Оборудование

Техникой мы были очень хорошо снабжены. Свои цели искали с помощью спутниковой карты, тепловизора, биноклей, дальномеров. Все было направлено на то, чтобы максимально быстро и хорошо выполнять свои задачи.

Про деньги, семью и Путина

Жены и детей у меня нет, я пока не задумываюсь об этом. В будущем хочу продолжать на том же поприще, вижу себя именно военным. Что касается зарплаты — она у нас приравнена к московской: в среднем — 120 тысяч рублей. Если говорить про политику, то я согласен с тем, как ведет себя Путин. Он мне нравится, как лидер, да и просто как мужик. Мне импонирует его способ решения конфликтов и спорных ситуаций — спокойно, без эмоций, не так, как другие.

Интервью Пермский край Только добрые новости

Комментарии 4

02 февраля 2018, 15:50 Ирина
жалко такихлюдей, у них на всю жизнь потом психика повернута
02 февраля 2018, 15:54 Вова
Ирина
жалко такихлюдей, у них на всю жизнь потом психика повернута
Жалко не жалко, кто-то должен же страну защищать! Молодец пацан
04 февраля 2018, 00:35 Николай
Обыкновенный подонок-убийца. Надеюсь получит по заслугам.
07 февраля 2018, 16:57 Денис
Если бы не такие ребята как он, расплодились бы эти террористы

Представьтесь, а лучше войдите или зарегистрируйтесь

Следующая новость

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru