Наверх

Cолист известной пермской группы: «Rock-Line – это источник свежего воздуха»

Возрастное ограничение: 0+
Александра Бузмакова
Лидер «RAINED» рассказал о своей заветной мечте

Гость сегодняшней рубрики «Rock-Line. Исповедь одна на всех» - лидер молодой и достаточно известной пермской группы «RAINED» - Александр Бузмаков. За 3 с небольшим года музыканты побывали во многих городах России, выступали на десятках фестивалей. Неоднократно «RAINED» выступал на фестивале Rock-Line. К октябрю-ноябрю музыканты готовят к выпуску свой первый полновесный альбом. Буквально недавно «RAINED» вернулись из Калининграда, где успешно выступили на фестивале  K!nRock. 

Я не помню, когда я впервые услышал о фестивале Rock-Line. У меня такое ощущение, что Rock-Line был всегда (смеется).  Наверное, это потому, что он существует практически столько же, сколько существую я (смеется), по крайней мере, в сознательном состоянии.

А вот первый раз, когда я с ним столкнулся как музыкант, я помню. Мы решили заявиться на «Рокинг» (отборочный тур фестиваля Rock-Line – прим.ред.), хотя это должен был быть всего лишь второй концерт в истории нашего коллектива.

Первый прошел удачно, и мы решили, что терять нечего, почему бы не попробовать? И шли мы на это выступление с ощущением того, что если даже ничего не получится, зато мы поиграем на хорошем аппарате. В итоге с удивлением узнали, что мы понравились, оторвались по голосам практически в два раза от предыдущих конкурсантов и это нас вдвойне удивило. И даже сам этот отбор сильно сказался на дальнейшей карьере, потому что это был первый концерт Саши Политова. Собственно из-за того что он получился таким удачным, он решил с нами работать дальше в качестве басиста, хотя до этого всегда был гитаристом, на крайний случай -барабанщиком, а бас-гитару он взял в руки только ради этого концерта. Но с тех пор так и остался бас-гитаристом, (смеется) при этом нашим любимым во всех смыслах, и как музыкант, и как человек он отлично вписался, поэтому очень здорово, что тогда наше выступление на «Рокинге» удалось.

Это же мотивировало в какой-то степени и наше дальнейшее существование. Группа, прежде всего, это люди, пока они не соберутся и не поймут, что делать дальше - ни о каком продвижении и речи быть не может. Ты будешь стоять на месте, потому что один человек не «вывезет» коллектив, особенно если все «тянут» в разные стороны. С Сашей у нас сразу получился отличный симбиоз.

Композиции наши рождаются всегда по-разному. Иногда это процесс каких-то экспериментов, когда ты входишь в сложноописуемое состояние. У меня это часто происходит во время дождя, собственно оттуда и название группы, либо, когда я только проснусь. В этих состояниях в мозгу образуются какие-то мелодии, рифы, которые становятся отправной точкой. Дальше создавшееся ощущение от рифа, мелодии развивается…

Что-то получается с ходу, где-то приходится упираться. Я исповедую подход  П. И. Чайковского «вдохновение не любит ленивых». Звучит, конечно, несколько пафосно, но как он говорил: «Если у меня не получается, нет вдохновения, я сижу и пишу дальше, пока вдохновение не придет». То есть сидишь и работаешь до тех пор, пока не найдёшь того, что тебя  «зацепит».

Композиторство это, конечно, творчество, прежде всего, но не ожидание вдохновения, которое позволит тебе написать что-то в одночасье. Вдохновение присутствует, но ты сам можешь его вызвать, используя свой опыт, знания, разрешаешь какие-то моменты, сложности. И когда они разрешаются, или ты чувствуешь, что разрешаются, тут же появляется вдохновение, и следующие полторы минуты композиции пишешь с ходу. Дальше снова «упираешься», снова разрешаешь и снова пишешь. Это один вариант создания композиций.

Другой вариант, именно тот, который мне нравится больше всего, композиции, написанные по вдохновению. Не в том смысле, о котором я говорил выше – созидательном, когда мысль создается с нуля. А о вдохновении, когда музыка становится отражением каких-то мыслей, событий, встреч. Из подобных композиций есть такие, за которые, честно говоря, я пока очень боюсь браться.. Я ими очень дорожу, ведь такое вдохновение приходит редко. Довести их «до ума» очень здорово, но это рискованно потому, что в процессе аранжировки можно потерять первоисточник. Поэтому я не очень охотно за них берусь, у меня много таких заготовок лежит просто в столе.

Для начала хотелось бы выпустить первый альбом, чтобы лучше себя почувствовать. Планируется, что это будет середина-конец октября этого года. Соответственно в него войдет 9 композиций, они все написаны по-разному, как с точки зрения технического подхода, так и творчески. Надеюсь, сторонним слушателям это будет заметно, для нас разница очевидна. Более того, один из треков был написан на «стриме» (прямой эфир – прим.ред.) – заготовка была написана заранее, потом мы включили «стрим» на YouTube.

В течение трех «стримов» по часу-полтора мы общались со зрителями, записали совместную композицию, основываясь на том, что было нами написано. Композиция, по крайней мере сейчас, носит название «The Name Of Chaos» , не знаю как она будет называться потом, но в нем точно будет слово «хаос» потому, что этот подход заставлял меня создавать хаос. Не было времени сидеть, как обычно, выверять каждую ноту, т.к. ты на «стриме», а людям должно быть интересно, поэтому просто с ходу что-то пишешь и позволяешь ему быть таким.

В нашем репертуаре  сегодня  более- менее мажорная по настроению композиция только одна. Музыка, по крайней мере, для меня, это средство борьбы, может быть, с какими-то моментами, которые мне не нравятся. Поэтому наша музыка по характеру не столь радостная. Но есть одна позитивная композиция, в неё вложены чувства – прежде всего к слушателям, тем, кто живет вместе с нами, благодарность за то, что они родились, и родились с нами в одно время (смеется). А благодаря интернету весь мир может с нами общаться и это так здорово. Вот это ощущение хотелось выразить. Это и есть та мажорная ложка в бочке минорного меда (смеется).   

В списке часто задаваемых вопросов, вопрос о появлении в группе вокалиста стоит на нулевом месте, т.к. не задает его только ленивый. Взять вокалиста в нашем случае – это простой путь. В том смысле, что слушатели сейчас гораздо легче воспринимают музыку, в которой есть слова, голос. Голос эмоционально очень близок любому человеку и даже без сопровождения гораздо проще добиться эмоционального отклика. Однако, несмотря на все эти плюсы, вокал вносит свои ограничения, мы об этом забываем потому, что обычно слушаем мало инструментальной музыки и сравнивать не с чем. Если обратиться в прошлое и посмотреть на симфонии, например, то понимаешь, что там голос просто никуда «не влезет». И дело не в размере формы произведения, а в образе передачи мыслей. Вспомним Прокофьева, как мелодии меняются, трансформируются.

Если говорить о нашем участии в различных фестивалях, мы стараемся использовать каждую возможность. Конечно, всегда найдется тот, кто ездит больше, все относительно. Если учесть, что наш первый концерт был в декабре 2012 года, то могу сказать, что за это время мы побывали сложно посчитать на каком количестве фестивалей, учитывая, что на одном и том же могли выступать несколько раз. Вот на днях вернулись из Калининграда с фестиваля К!nRock. К слову, выступление на этом фестивале было 50-ым в истории нашей группы. Если говорить только о фестивалях, то на Rock-Line мы выступали 3 раза, было 5 фестивальных выступлений на «Евророке» в Дуйсбурге, одно из которых было на крупнейшем европейском фестивале «Volkhoff Festival» в Нидерландах, выступали в Архангельске на фестивале «Беломор-Буги», в Москве на «Guitar Player Party», в рамках выставки "NAMM 2015".

Участие в фестивалях, несмотря на то, что это затратная история, для музыкантов нашего уровня,  – чуть ли не единственный способ добраться до большой аудитории. Если учесть, что сейчас очень много групп, а в интернете очень много информационного шума, услышать тебя очень сложно, а на фестиваль отбирается всего несколько команд, для каждой из которых выделяется время, в течение которого все зрители этого фестиваля тебя внимательно слушают и смотрят. И это очень ценно, сам факт того, что человека посадили и сказали: «Слушай!». Более того, он сам пришел за неизвестной ему музыкой. Не говоря уже о том, что выступление на фестивалях это опыт, который мы приобретаем, потому что когда выступаешь на большой сцене, при огромной аудитории – это всегда большая ответственность. Соответственно планка качества все время растет, потому что каждый такой фестиваль как новая веха, каждый концерт ты пытаешься сделать лучше, чем предыдущий.

Разумеется, это дает нам людей, которые нас узнают, слушают. Если представить группу в образе некоего организма, то слушатели это кровь, которая в нем циркулирует, причем неважно насколько отлажен этот организм, без слушателей он бесполезен и нежизнеспособен. Все делается для слушателей, несмотря на то, что музыка пишется и для себя, но мы можем хранить ее в столе, играть только на репетиционной базе, но если ты выходишь на сцену все-таки делаешь это для слушателей. В то же время ты сам нуждаешься в энергетической подпитке, которую тебе дает слушатель. Вообще, чем больше аудитория, тем легче играть.

Для пяти, десяти, пятнадцати человек играть очень тяжело, их трудно расшевелить потому, что энергии мало. Ты много отдаешь, но мало принимаешь, а когда ты выходишь на фестиваль – это энергия совершенно другого уровня, один взгляд в зал и ты понимаешь, что можешь все, тебя уносит, потом смотришь видео выступления и осознаешь, что ты не помнишь, что делал на сцене. Конечно, после каждого фестиваля чувствуешь очень большой заряд мотивации что-то делать, т.к. ты видишь, что то, что ты делаешь -  нравится людям. Они подходят, общаются, просят о совместной фотографии…

 Я очень люблю эти моменты не потому, что чувствуешь себя звездой, а потому, что понимаешь, что ты сделал что-то такое для человека, что он не поленился к тебе подойти, потратить свое время, поговорить, сфотографироваться с тобой. Это значит, что ты в жизни этого человека уже что-то, хотя бы немного, но значишь. Мне кажется, это мечта любого музыканта.

Музыка, прежде всего, это средство передачи эмоций. Если бы мы могли как-то сразу «закидывать» их в зрительный зал, то возможно музыка и не нужна была бы, но музыка одно из лучших средств, которое позволяет эти эмоции передавать. В связи с этим активное действо на сцене абсолютно естественно, т.к. это все те же эмоции, которые заложены в музыку и движение помогает их передавать слушателю, визуально транслировать их. Мы много заморачивались по поводу этих движений и дальше будем об этом думать, не только потому, что мы инструментальный коллектив, которому это просто необходимо. Это потом до нас дошло, что движение во многом нас спасает, т.к. вокала нет (смеется), а движения заполняют эту нишу. Это необходимо, прежде всего, для того, чтобы захватить внимание, чтобы человек стал слушать, что ты ему говоришь. Основная идея нашего сцен. движения как раз в том, чтобы передать эмоцию наиболее эффективно, полно.

После выступления мы устаем всегда, но не всегда это замечаем. Если аудитория большая, то усталость очень долго не заметна, потому что полученной от зала энергетики много, длительность сета тоже влияет. Даже не знаю, от чего мы больше устаем – от коротких сетов или длинных. Во время коротких ты еще не успел «зарядиться», а на очень длинных дает о себе знать физическая усталость. В любом случае, если аудитория большая и активная, то все супер, и мы не жалуемся.

Мы говорили о том, что фестивали – это вехи, которые дают мотивацию, заставляют «поднимать планку», это такие ступеньки, за счет которых ты растешь и поднимаешься вверх. И собственно все эти вехи в истории нашего коллектива плоды сотрудничества с фестивалем и проектами Rock-Line. На все фестивали, где мы выступали, мы попали благодаря Rock-Line, тому, что нас вовремя с кем-то знакомили, как в случае с «Guitar Player Party» с Еленой Сигаловой. Благодаря этому знакомству состоялся совместный проект с ней, который был показан на Rock-Line в этом году. Это, конечно, Rock-Line.lab на которых мы познакомились с безумным количеством классных людей, включая Александра Пантыкина, Микки Мойзера, Яна Рольфинга и т.д. До таких людей дотянуться с наших простых позиций, на которых мы были до Rock-Line просто нереально.

Нам очень понравилось работать над озвучанием немого кино. В тайне нам этого очень хотелось, т.к. мы занимаемся инструментальной музыкой, которая по сути выражает эмоции как раз через какие-то смены образов, смены контекста, который в этих образах проявляется. В принципе это близко кино, смене кадров, сцен и очень гармонично все это складывается. Конечно, очень хотелось попробовать заняться этим ещё,  и сделанный результат понравился (смеется).

Rock-Line – это некий источник свежего воздуха, как ключик с прохладной водой к которому тянутся в тот момент, когда этого не хватает. Там ты получаешь какой-то новый заряд, свежий глоток, который тебя отрезвляет и дает своего рода стимул, потенциал. Он задает вектор, куда дальше двигаться. Rock-Line, как это ни странно, для нас - не только фестиваль.  Для нас – это явление, которое всегда меняется и никогда не заканчивается….

У нас есть мечта. Ее сложно описать, но грубо говоря –  «забраться на самые вершины» музыки, чтобы дарить свою музыку людям, которым она нужна… Мечта реализоваться именно в качестве музыкантов, общаться со слушателями…

Суть в том, что это движение к нашей мечте  затруднено не только тем, что ты должен «взбираться» на некую лестницу, делать какие-то шаги, а в том, что стоя на одной ступени, ты даже не видишь другую, не знаешь в какую сторону тебе вообще ступать, чтобы хотя бы не упасть.

В случае с Rock-Line – он сам внезапно «предлагает и подставляет» эти ступени, которых ты совершенно не ожидал. Есть Rock-Line.lab, куда приходишь и узнаешь что-то такое, что позволяет тебе двигаться дальше. И этот проект необходим, особенно для нас, например, наша группа двигалась и двигается во многом, благодаря именно Rock-Line. У нас была возможность находить ступени и подниматься по ним. Я знаю, что в любой момент, когда возникает какая-то сложность, мне есть куда пойти и, что теперь мы не будем несчастной брошенной группой, которая не знает куда деваться, как это было в самом начале. Сейчас у нас есть твердое основание под ногами, и мы знаем куда обратиться, если вдруг оно закачается (улыбается).     

«Rock-Line. Исповедь одна на всех» Интервью Личная история

Комментарии 0

Представьтесь, а лучше войдите или зарегистрируйтесь

Ваше сообщение

Следующая новость

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru