Наверх

Автор песни «Комсомольский проспект»: «На Rock-Line нельзя играть плохо»

Возрастное ограничение: 16+
предоставлено организатором фестиваля Rock-Line
Музыкант Олег Локес рассказал о том, какую музыку слушает, играет и сочиняет

Совсем недавно он взял родовую фамилию своей бабушки – Локес. Лидер известной в недалеком прошлом пермской группы  «Лаос».  Автор хитовой песни «Комсомольский проспект», музыкант, поэт, а ныне преподаватель класса гитары…Чем занимается Олег сейчас, какую музыку слушает, играет и сочиняет, он делится сегодня в рубрике «Rock-Line. Исповедь одна на всех».

Я родился в Соликамске. Музыкальной информации в те времена было немного, а у нас в центре города был музыкальный киоск, где я покупал пластинки. Был магазин «Мелодия», там было можно найти винил. Только в магазине можно было купить в основном советские ВИА, а в киоске были более современные записи, была даже зарубежная эстрада. Однажды моя сестра и купила там пластинку с надписью вокально-инструментальный ансамбль «Жуки», и в скобках было указано Великобритания (смеется) (так издавались пластинки The Beatles – прим.ред.).
В это же время я услышал «Воскресенье», «Машину времени».

Меня зацепили The Beatles и наши рок-группы. Позже я переехал в Пермь. Однажды моя одногруппница позвала меня на концерт группы «ДОМ» в ДК им. Ю.А.Гагарина, по-моему, это был 1987 год. Для меня это было целым открытием! Я даже у Игоря Копнинцева, великолепного скрипача группы «ДОМ» взял автограф. Затем, тоже случайно, попал на бардовский фестиваль и познакомился с Евгением Чичериным. Мое мировоззрение резко поменялось.

Позже услышал группу «МуабГалш», они выступали в «политехе». Это было самое мощное впечатление, потому что я не слышал такого крутого звука и даже представить не мог, что можно так играть. Позднее у нас с Андреем Сибирцевым возникла мысль создать группу, и он предложил название «Лаос». Это никак не связано с азиатской культурой, просто мы все учились на филфаке тогда еще пединститута, читали Николая Гумилева и у него есть стихотворение «Лаос». Вот так мы и начали играть.

Вскоре друзья сказали, что нам пора «выходить в люди», и не запираться только в рамках института. Я обнаглел (смеется) и пригласил на репетицию Олега и Лену Новоселовых. Они пришли к нам, внимательно нас послушали. И сказали – все хорошо, только нужно учиться играть (смеется). Я тогда этой оценки не понял и стал у друзей спрашивать, что это значит. Мне Андрей и объяснил, что мы играть не умеем (смеется). Я понял эти слова спустя несколько лет. Сейчас смотрю на молодых ребят, которым лет по 20, у них глаза горят, они поют, сочиняют, гитары «терзают», им кажется, что у них все круто и здорово, а на самом деле, надо просто учиться играть (смеется).

Сейчас продолжаю писать песни, правда в последнее время это получается все реже и медленнее. Все они рождаются совершенно спонтанно, обычно после какого-то эмоционального воздействия, мне или очень плохо, или наоборот – хорошо. А когда на душе «спокойствие»  ничего не сочиняется. Необходим какой-то эмоциональный толчок. Вообще, мелодии приходят чаще, а слова реже, потому что работа со словом самая сложная.

Сочинить хорошую песню гораздо сложнее, чем мелодию. «Комсомольский проспект», например, я сочинил, когда только пришел из армии, мне было 20 лет, и я снова переехал в Пермь. Эту песню на «прочность» проверило время, т.к. поклонники группы до сих пор ее поют вместе с нами на каждом концерте.

Еще в те прекрасные времена, когда нам сказали, что мы не умеем играть, в группу пришел Валерий Черноок – прекрасный барабанщик (он давно уехал в Москву, в конце 90-х). Он тоже стал нам говорить, что мы не умеем играть (смеется). Начал нас постоянно «воспитывать». Первым на его слова отреагировал бас-гитарист Андрей Сибирцев, начал заниматься, а я сопротивлялся дольше всех, мне кажется, я до сих пор играть не умею, но мне везет на хороших музыкантов.

Первый раз мы записывались в ДС «Молот», там была студия «Тон», которой руководил Николай Гуляев. Когда через несколько лет мы снова послушали эту запись, она нам не понравилось. Думаю, что это наши «огрехи» и «косяки» (смеется). Когда приходишь в студию необходимо понимать, что ты делаешь, а мы тогда, видимо, ничего не понимали и играть толком не умели. Играть очень хотелось, но не очень моглось.

Позже мы писали песню «Красный берег» в студии Олега Новоселова. В 2004 году мы записали еще четыре песни, а потом я уехал в Москву, где тоже записал композицию на стихи Сергея Есенина «Глупое сердце». Записывались мы хаотично, потому что вопрос существования группы то возникал, то пропадал… Это было связано с тем, что мы не находили реализации своего творчества. Все молодые музыканты думают, достаточно сочинить несколько песен и сразу станешь «звездой», но это совсем не так (смеется).

Сейчас я думаю совершенно иначе, нежели 20 лет назад. Я нисколько не упал духом, скорее, наоборот, «в тонусе» и «позитиве» (смеется). Просто, мне кажется, что если ты сочинил песню, в первую очередь она нужна тебе самому. А будет ее кто-то слушать или нет – это уже другой вопрос. Опять же, как создателю песни мне хочется, чтобы ее услышали. Музыка – «продукт» эфемерный, ты же не будешь ходить и друзьям эту песню напевать, поэтому прежде чем представить новую композицию слушателям, она требует записи.

Так, в 2013 году мы записали у Сергея Лузина очень хороший трек «Взаправду» и на него сделали клип. К сожалению, дальше записываться не получилось, это связано с территориальными проблемами. Мы все живем в Соликамске, а наш гитарист в Перми и теперь мы записываемся в Березниках. Барабаны и бас пишем на своей репетиционной базе с очень хорошей аппаратурой, а голос и гитару в Березниках у Константина Чащухина. Свою первую запись, сделанную у него, песню «Доктор», мы выслали Олегу Грабко (председатель жюри фестиваля Rock-Line – прим.ред.). Ему очень понравилось, он даже предложил нам принять участие в очередном сборнике «Охота», который уже вышел. Я на тот момент даже не знал, что он издает такие сборники и отправил запись просто поинтересоваться его мнением. Мнение стороннего человека было нужно, т.к. всегда сомневаешься, насколько качественный продукт у тебя получился.  

В 2008 году я вернулся из Перми в Соликамск, теперь работаю в местном Доме культуры, обучаю детей играть на гитаре. По крайней мере, я могу дать хорошее начало. И мне кажется, что эта работа намного лучше, нежели на мясокомбинате, где я работал ранее. На этой работе мое мировоззрение по отношению к людям снова поменялось очень сильно, т.к. сейчас много общаюсь с подростками, взрослыми людьми, занимающимися музыкой. Начал больше понимать людей. Уверен, что если ребенок талантлив — о нем нужно заботиться, поддерживать и помогать ему в творчестве.

Если немного углубиться в историю группы «Лаос», хотелось бы сказать о фестивале. Rock-Line, который сначала проходил в Кунгуре, а последние 10 лет в Перми, на Бахаревке. Мне повезло, что я познакомился с Олегом Новоселовым. Жалею о том, что мало разговаривал с ним, он меня научил одному аккорду и то случайно. На каком-то фестивале я попросил его показать интересные аккорды. Буквально «на бегу», он успел мне показать только один, т.к. его вновь позвали и он убежал. Я «использую» этот аккорд по сей день (смеется). В свое время у меня был опыт организации мероприятий и концертов, но я с этим «завязал», потому что понял, есть люди, у кого это получается, а есть те, у кого не получается. Видимо, я отношусь к последним.

На Rock-Line нас впервые пригласили выступить в 1997 году. У всей группы было огромное воодушевление, потому что фестиваль Rock-Line очень статусный и это большое событие, в первую очередь в Пермском крае и в России. Отбор производит экспертная комиссия, все очень серьезно, мероприятие международного характера, и попасть на фестиваль и в те годы и сейчас очень сложно, но все хотят выйти на сцену Rock-Line.

Когда нашу группу пригласили, мы наняли микроавтобус в милиции съездить до Кунгура. Наш знакомый, водитель этого микроавтобуса, согласился с большим удовольствием нас отвезти, начальник ему разрешил, но тогда об этом было договориться проще (смеется). И мы поехали на этой «буханке» до Кунгура и обратно, и всю дорогу выпивали, а за рулем сидел капитан милиции (смеется). Помню, когда мы вышли на сцену Rock-Line на гостинице «Сталагмит», мне она показалась такой огромной, что у меня голова закружилась. Чуть ниже было место для фотографов. Там я увидел Анну Зуеву и подумал: «Хоть кто-то «свой» есть!» (смеется).

Пермских коллег по цеху я, конечно, знаю, но не могу сказать, что в последнее время могу выступить в роли эксперта. Знаю группы «Грибники», «Паприка», рок-банда «Урал». В отличие от Екатеринбурга, который рядом, в Перми так и не появилось своего рок-клуба, хотя попытки были. Я не говорю уже о сильных рок-клубах Москвы и  Питера. Конечно, основное творческое  «соревнование» происходило, думаю, и до сих пор происходит между свердловским и питерским рок-клубами. Именно они, в свое время, дали целую плеяду музыкантов. В Перми тоже было несколько попыток организовать рок-клуб.

В 90-е был, так называемый, рок-клуб, который организовал Борис Бейлин, но, честно говоря, я так и не смог понять, что это за клуб и где он находится (смеется). Мне очень повезло, что приехав из Соликамска в Пермь, за короткое время познакомился с хорошими, умными, творческими людьми. Помню еще те времена, когда «МуабГалш» называлась группой «Шлагбаум». Многие задаются вопросом: почему из Перми кроме исполнителей шансона никто не смог пробиться? Может быть потому, что музыкальная индустрия немного запаздывала, сюда позднее пришли студии, мало было информации, много хороших музыкантов уехало из Перми… Все-таки Пермь, наверное, «провинция» в плане рок-музыки.

С другой стороны Пермь сильна в андеграундной литературе – Виталий Кальпиди, Дмитрий Долматов – первые имена, которые приходят в голову. Хотя если поговорить с московскими коллегами, они прекрасно знают Евгения Чичерина, группу «ДОМ», знают отдельных музыкантов. Да, я согласен, что Екатеринбург дал целый пласт талантливых и известных сегодня рок-групп, зато в Перми есть Rock-Line, который стал проводником для молодых музыкантов, трамплином для начинающих.  

Фестиваль Rock-Line сам по себе интересен тем, что музыканты на него стремятся, там звучит много разной по стилистике музыки, хорошей и интересной.  Многие музыканты жалуются, что подают заявки, а их на фестиваль не берут. На это я всегда отвечаю: «Надо стремиться, однажды  - обязательно выберут» (смеется). После 1997 года во второй раз мы вышли на сцену фестиваля  в 2013 году. После такого длительного перерыва, хочу сказать, что оба фестиваля мне понравились. Однако мне кажется, что сейчас фестиваль стал более значимым, более профессиональным и узнаваемым. Он стал более весомым.

Rock-Line - это прекрасная возможность показать свое творчество.  Это «крутой» фестиваль, на котором нельзя играть плохо, да и вообще, плохо играть не стоит (смеется). В 2013 я познакомился с огромным количеством интересных людей, получил  «море» позитивных впечатлений. Там на сцене увидел хрупкую молодую девушку, которая играет на гитаре так, что я просто «обалдел». Ради таких эмоций и «открытий» —на этот фестиваль стоит стремиться!

Комментарии 3

09 мая 2016, 11:22 Горожанин
неужели трудно написать - где будет феерверк 
09 мая 2016, 13:24 Гостья
На месте хасидского центра ценой благотворительности в 50 млн, нет? Как раз в стране, победившей фашизм, и место такой секте. Более подробно на сайте Перископа. Мы чужие на этом празднике. Знакомая, у которой оба деда воевали, отец мужа воевал и дошел до Берлина, не пойдет и не пошла никуда. Нет ощущения у людей, что кроме показухи, есть еще что-то к празднику. Знакомая русская, имеет два высших образования, одно и которых, получено на Западе и не за колбасу. Так вот, ни она, ни ее русская семья не имеют ничего, родители-родители-инвалиды, без мобильности, за ними уход нужен. Родители с высшим образованием и с учеными степенями в так-называемом науко-граде, под предводиетльством Кириенко, живут хуже нищих. За границей она работала на двух работах, здесь привязана к дому. Ни ей, ни ее семье, ни жить, ни работать не дают нормально. Кто? Ну те, кто у нас в стране хозяева жизни. И их шестерки, кто не имея образования вообще, рассекает на западных внедорожниках на работу к концу дня за зарплатой исключительно. Это что-то новое? Ветераны, которых осталось с гулькин нос и которых до сих пор! не могут обеспечить квартирами? Настоящие победители в этой войне - чужие на этом празднике жизни, который уже давно приватизировали и эксплуатируют разные (слова приличного не подберешь).
09 мая 2016, 20:54 Горожанин
Гостья
На месте хасидского центра ценой благотворительности в 50 млн, нет? Как раз в стране, победившей фашизм, и место такой секте. Более подробно на сайте Перископа. Мы чужие на этом празднике. Знакомая, у которой оба деда воевали, отец мужа воевал и дошел до Берлина, не пойдет и не пошла никуда. Нет ощущения у людей, что кроме показухи, есть еще что-то к празднику. Знакомая русская, имеет два высших образования, одно и которых, получено на Западе и не за колбасу. Так вот, ни она, ни ее русская семья не имеют ничего, родители-родители-инвалиды, без мобильности, за ними уход нужен. Родители с высшим образованием и с учеными степенями в так-называемом науко-граде, под предводиетльством Кириенко, живут хуже нищих. За границей она работала на двух работах, здесь привязана к дому. Ни ей, ни ее семье, ни жить, ни работать не дают нормально. Кто? Ну те, кто у нас в стране хозяева жизни. И их шестерки, кто не имея образования вообще, рассекает на западных внедорожниках на работу к концу дня за зарплатой исключительно. Это что-то новое? Ветераны, которых осталось с гулькин нос и которых до сих пор! не могут обеспечить квартирами? Настоящие победители в этой войне - чужие на этом празднике жизни, который уже давно приватизировали и эксплуатируют разные (слова приличного не подберешь).
Тут не надо смотреть на других и пытаться что-то ощущать, Вы идете ради своих дедов и родственников, положивших все силы или даже жизнь за Родину! Поэтому не надо выискивать в других что они чувствуют, что не чувствуют!

Представьтесь, а лучше войдите или зарегистрируйтесь

Ваше сообщение

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru