Наверх

Художник из Санкт-Петербурга: «Теперь для меня Rock-Line уже стал частью жизни»

Возрастное ограничение: 12+
предоставлено организатором фестиваля Rock-Line
Елизавета Талавира рассказала о себе, своих проектах, дизайнерских находках, Перми и Rock-Line…

Гостья сегодняшней рубрики «Rock-Line. Исповедь одна на всех» – художник, дизайнер-креатор, преподаватель, а также оформитель всего визуального ряда фестиваля Rock-Line последних двух лет – Елизавета Талавира.

Я родилась и выросла в семье художников. Мой дед А.Н. Яр-Кравченко известный график. Его карандашу принадлежат серии самых узнаваемых портретов советских писателей, летчиков, космонавтов… Бабушка Е.Г. Скуратова будучи балериной Мариинского театра должна была быть эвакуирована в Пермь, но встретила моего деда и осталась в блокадном Ленинграде, где в 1945 году и родилась моя мама. После войны бабушка стала художником по росписи тканей.

Мама – Наталья Талавира известный художник по текстилю и графике, пастелист. Папа – Климентий Талавира художник-ювелир. Было бы удивительно, если бы в такой семье я не получила хорошего художественного образования в Ленинграде: СХШ при Академии художеств РСФСР (академическая живопись), Высшая школа моды и прикладного творчества (декор костюма), Институт декоративно-прикладного искусства (текстиль в интерьере). На сегодняшний день я член Союза дизайнеров России, член Международной ассоциации мастеров лоскутного шитья, участник более 50 (региональных, зональных, всероссийских, международных) и 10 персональных выставок.

В целом я специалист по орнаменту и цвету, и позиционирую себя как художника-анималиста. Люблю и умею рисовать животных, конечно, в своем стилизованном варианте – дизайнерско-жестковатом. Как художник многофункциональна и мне скучно заниматься одним и тем же ремеслом в течение долгого времени, но периодически возвращаюсь к тем или иным технологиям текстиля или графики. Живопись, графика, лоскутное шитье, декор костюма,  «ручная бумага», роспись посуды — это и «хлеб насущный» и образ жизни.

Периодически меня увлекают отдельные проекты, которые я сама себе и придумываю. Один из них «На бис»! Я даю «вторую жизнь» музыкальным инструментам, делая их арт-объектами для украшения интерьера. Началось все с того, что одна из моих лоскутных работ завоевала призовое место на крупном российском фестивале лоскутного творчества в Суздале. И в качестве приза мне, в том числе, досталась стопочка маленьких 10 на 10 см импортных ситчиков, которым я никак не могла найти применения. Из этого материала не шью, а в своих лоскутных панно использую дорогие шелковистые ткани.

На тот момент у меня в коридоре висела старая треснувшая гитара, выбросить которую не поднималась рука. Мне пришло в голову, что ее нужно починить и так сложилось, что эти тряпочки стали тем лейкопластырем, который спас инструмент от разрушения. Поскольку у меня 8 лет домашнего музыкального образования, то отношусь к музыкальным инструментам с пиететом. Руки сами обклеили гитару этими милыми ситчиками. А потом «понеслось»…

Сказалась и моя дружба с музыкальными учебными заведениями – мне стали нести вышедшие из «строя» инструменты. Как выяснилось, инструмент, который закончил свою сценическую или учебную жизнь – разбивают и вывозят на свалку. В результате «пожертвований» в доме собралась целая «семья» ситцевых красно-зеленых и сине-золотистых инструментов. Это только начало проекта, продолжением, надеюсь, станет небольшой «оркестр» из моих драгоценных шелковистых тканей — не все будет ситчик (смеется).

«Я действительно счастливый человек! В моей жизни так случилось, что работа совпадает с удовольствием. И это счастье!»

Как я оказалась в Перми? Меня пригласили преподавать акварель и орнамент. Вопреки ожиданиям, мне пришлось учить молодежь графическому дизайну на ПК. На тот момент я была, конечно, ошарашена, потому что моих компьютерных навыков в дизайне и верстке было ничтожно мало. Спустя годы, оглядываясь назад, понимаю каковы же были мое нахальство и самоуверенность, чтобы взяться за эту работу (смеется). В результате я учила ребят дизайну, а они меня «кнопкам». Теперь я знаю одну вещь – хочешь научиться сам – научи другого. Так получилось, что уже почти 9 лет я живу и работаю в Перми, «несу культуру в массы» (смеется).

Поначалу многие спрашивали, зачем я уехала из Питера, ведь это такой прекрасный город? Я столько лет там училась, столько впитывала эту красоту. Уроки истории искусств и истории архитектуры у нас проходили в Эрмитаже, Русском и Этнографическом музеях. Во время учебы я исходила их «сверху до низу, вдоль и поперек». Было время «собирать камни», и я делала это в Петербурге, а здесь и сейчас пришла пора «раздавать», и, надеюсь, мне есть, чем поделиться.

Пермь тотально отличается от Питера. Меня многие спрашивают: «Как Вам архитектура Перми?». Я всегда говорю: «никак», потому что ее здесь почти нет, тем более, когда есть с чем сравнивать (смеется). Но зато здесь есть некая притягательная атмосфера города — художественная и очень интересная. До приезда сюда, я про Пермь только слышала, но никакого ассоциативного ряда не возникало. Дело в том, что люди, живущие в Петербурге, и я в том числе, все то, что территориально находится за Уральскими горами, называют Сибирью. Видимо все мы плохо учились в школе (смеется). И этот поганый снобизм мешает правильному восприятию мира.

Пермь город театральный, здесь мне удалось посмотреть такое количество спектаклей,концертов, постановок, которые по разным причинам были не доступны мне в Питере. Еще меня восхищает пермская зима. Когда-то я думала, что Нева всем рекам река, но когда я увидела Каму, поняла, что Нева очень небольшая  речка. Да приятная, да симпатичная, да, у нее гранитные берега, она вся «такая из себя» замечательная, но Кама очень могучая. Она произвела на меня глубочайшее впечатление. Понравилась Сылва. Мне еще предстоит познать Пермский край, мне это интересно, «не нужен мне берег турецкий», вот это точно (смеется). В виду того, что я «лимита», мой круг общения не настолько широк, но все эти люди творческие: музыканты, художники, телевизионщики, журналисты…

Здесь у меня не бывает «вкусовых несовпадений» с заказчиками, мне с ними феноменально везет!!! Все они в основном «музыкальные»: Музыкальная школа № 1, Пермская хоровая капелла мальчиков, музыкальные проекты «Ростка» (мюзикл «Сизимок и Бабинук»), Пермский театр оперы и балета, делала в течение двух лет программки к спектаклям… И насколько я была рада, когда в 2015 году «на горизонте» появился Rock-Line в лице Елены Зориной-Новоселовой и Анастасии Журавлевой (исполнительный директор фестиваля — прим.ред.).

На фестиваль Rock-Line я впервые попала в 2009-2010 году, когда меня туда вывез один замечательный друг. Было «открытием», что здесь есть такой фестиваль. В юные годы я много времени проводила в ленинградском рок-клубе и была девушкой бас-гитариста группы «Автоматический удовлетворитель». Прекрасно знала, что такое фестивали, рок-тусовки, андеграунд, и как тащить на себе домой уставшего и пьяного музыканта после концерта или репетиции (смеется)… Вся эта тусовка мне знакома, поэтому фестиваль Rock-Line в формате open-air стал для меня своеобразной «отдушиной».

В 2015 году я сделала весь дизайн фестиваля. Работалось «быстро», потому что сроки, были «надо вчера и самолетом» (смеется). Оформление больших мероприятий для меня не в новинку. А поскольку у Rock-Line уже был свой фирменный стиль, то для меня это было делом не очень сложным, веселым и интересным.  Когда событие связано с музыкой, всегда есть, что рисовать, есть за что «зацепиться», есть что «развивать». Один из графических символов фестиваля — самолет.

Не догадываясь, что мне выпадет честь оформлять юбилейный фестиваль, в  прошлом году я использовала максимально яркий графический образ — разноцветный «кукурузник». Как следствие, в этом году мне пришлось реально «попотеть» потому, что рассматривая дизайны предыдущих лет, я поняла – все виды самолетов уже были, кроме истребителей, которые не подходят тематически. Все варианты цветов тоже были, «ягодка влево, ягодка вправо» уже была. Было все! Через неделю «потных» раздумий, когда голова кипела, взрывалась, и что только не приходило на ум, я придумала, чем будет отличаться юбилейное оформление.

Фестивальный слоган «Твоя линия взлета» подразумевает что-то летящее, движущееся,  требующее большей динамики. Дугообразные, стремящиеся, движущиеся линии, создающие некий «вихрь» должны соответствовать идее, а движущей силой для них вполне логично стал Бумажный самолетик. Кто из нас не «складывал» его в детстве? Прекрасная, лаконичная форма создает эффект совершенно «бешеного» движения. Эти самолетики можно пускать стайкой, что дает, на мой взгляд, эффект фейерверка, условного беспорядка. А цвета оформления остались «рок-лайновские»…

Для меня Rock-Line  открыл много нового, например, никогда в жизни не оформляла трамваи. И когда появилась такая возможность, была несколько ошарашена, озадачена, недоумевала, что я с ним буду делать (смеется), т.к. обычно оформляются только малоинтересные с точки зрения дизайна борта. А когда узнала, что его можно «забрендировать» целиком, то пригодились все придуманные «завихрения»… Побольше бы, фестивальных трамвайчиков в городе — с хорошим и разным дизайном (улыбается).

Еще сейчас я занимаюсь версткой фотоальбома, посвященного юбилею фестиваля. Самое пугающее – первое знакомство с материалом, когда надо «перелопатить» огромное количество фотографий. Мы с Леной, наверное, были единственными людьми, кто 1 января 2016 года в 12:00 начали работать. За пять дней новогодних каникул мы просмотрели более 23 000 фотографий. Это утомительно для глаз, но весело. Сохранилось такое количество потешных, забавных и уморительных снимков (смеется). К сожалению, не все из них можно включить в альбом по этическим соображениям (смеется), не все можно напечатать.

В процессе отбора фотографий начал выстраиваться какой-то образ, поскольку, вся книга это некое целое полотно. И вот родилась мысль, что первые годы мы будем делать черно-белыми, это связано с качеством фотографий, с «давностью истории», это же прошлый век! Потом альбом становится цветным, достигает своего «апогея», и в завершении возвращается в одном из проектов снова к репортажной черно-белой фотографии. Вот такая получилась «драматургия».

Любая книжка, особенно с «картинками», это большая головоломка, которую мне нравится решать. Очень важно выстроить увлекательную историю, практически литературное произведение, рассказанное без слов. Это наш совместный, большой, девичий труд с Леной Зориной-Новоселовой. Изначально планировался альбом на 176 страниц, потом мы увеличили  его до 192, затем до 208, а в результате стало 224 страницы! Интересного материала оказалось так много, что увеличение книги стало оправданным. Надеюсь, получилась некая повесть, создающая настроение не только в целом, но и на каждом развороте.

Интересных фотографий в альбоме действительно много. Такие умопомрачительные сцены и на солнцепеке, и в дождь, и в жуткую грязь, и в ураган! Очень интересны музыканты в движении, выражения их лиц, что они делают с инструментами.

Забавны и зрители, как персонажи. Еще я обнаружила, и думаю, в книге это будет заметно, что самые эмоциональные люди — барабанщики (смеется). Мне показалось, надо максимально ярко показать именно этих людей, потому что их эмоции просто «зашкаливают»…, а ведь они сидят вдали, и их лиц практически никто не видит (смеется).

Теперь для меня Rock-Line уже стал частью жизни, о чем я даже не подозревала еще несколько лет назад, когда приходила на фестиваль в качестве зрителя и слушателя, позагорать, отдохнуть, послушать. Когда же я стала работать с Rock-Line, «погрузилась» в этот «водоворот» людей и событий — у меня появились новые друзья, опять же это люди творческие, ничего с этим не поделать (смеется). Rock-Line – это определенная позитивная «движуха» в городе, особенно сейчас, когда закрыли  большое количество фестивалей и мероприятий.
Пожалуй, Rock-Line одно из немногих крупных, городских, летних событий, которое обращает на себя внимание, и которого так ждут!

Комментарии 0

Представьтесь, а лучше войдите или зарегистрируйтесь

Ваше сообщение

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru