Наверх

Главный звукорежиссер Rock-Line: «Фестиваль — это как Новый год»

Возрастное ограничение: 16+
из архива Сергея Лузина
Интервью дает Сергей Лузин

Он избегает публичности, неохотно соглашается на интервью.
Любит работать в студии, общаться с музыкантами, искать и находить  «новизну в звуках»
Сегодняшний гость рубрики «Rock-Line. Исповедь одна на всех» Главный звукорежиссер фестиваля Rock-Line Сергей Лузин.


Это про него музыканты говорят, «если Лузин за пультом – отличное звучание гарантировано». Он работал со многими музыкальными коллективами. Записывал и духовой состав Сергея Харузина, и джаз Владимира Венцлавовича, и группу «ДОМ» , и занимался сведением записи сборников «Песни для Тани М.» и «Без меня не остановятся часы…» и многих фестивальных сборников…

Многие пермские музыканты приобрели опыт студийной работы благодаря этому Мастеру звука. «Мы же все в детстве мечтали, хотели чего-нибудь. Я, например, мечтал быть врачом почему-то, а стал звукорежиссером, это тоже «доктор» в той или иной степени…»
«Я понял, что Rock-Line - это как Новый год! Его невозможно отменить, он все равно наступит!»

С Леной и Олегом Новосёловыми мы знакомы очень давно. А вот первый совместный опыт в студии радио «Максимум» у нас был в 1993 году. Группа «ДОМ» записывала тогда второй альбом «Только раз»… Тогда-то я впервые и услышал о Rock-Line (под этим брендом вышли эти пластинки), и потом, когда мы все вместе работали над проектом «Песни для Тани М.», это было в 1994 году.

За «фестивальный» пульт я встал позже. В моей практике был и «Пермский период» в парке Гоголя (2000 год), и «Акустический лес» в Балатовском парке (2001), и «Безграничный рок» в Чернушке (2002)…
Самостоятельно за пульт фестиваля Rock-Line в качестве звукорежиссера впервые я встал на в 2003 году. С того фестиваля все остальные уже полностью мои.
На первых фестивалях «на звуке» работали потрясающие ребята из Свердловска Игорь Менчиков и Саша Александров.

По сведению и по «живой» записи тогда реально ставились эксперименты (смеётся)
«Безграничный рок» в Чернушке запомнился на всю жизнь (смеется). Были «из ряда вон» экстремальная грязь, невыносимое месиво и жуткий холод (хорошо, что фестиваль там был однодневным), и это единственный фестиваль, на котором я позволил себе выпить во время работы «фронтовые 100 грамм», потому что замерз до такого состояния, что мне сам организм «сказал», что надо чем-то согреваться. Как я говорю, после Чернушки уже ничего не страшно.
Различные погодные коллизии и экстраординарные ситуации, когда, решение необходимо было принимать немедленно, преследовали фестиваль постоянно. В 2006 году в начале июля дождь вообще не прекращался. В 2008 «умная» «Газель» наехала на кабель и перебила его, и сцена осталась на 42 минуты без электричества и все. Большая нагрузка была на ведущих, им пришлось бегать с мегафонами и «драть глотки», чтобы народ удержать. А мы в это время просто ждали, когда отремонтируют кабель. Парни скрутили провода на болты, и фестиваль продолжился...

Rock-Line с ураганом в Перми на Бахаревке в 2009 году, когда я с ужасом смотрел на сцену, а там была сорвана крыша и падала аппаратура, цепляя за собой микрофонные стойки и «комбики». А после ливня из мониторных колонок вылили по ведру воды. Все «звукари», которым рассказываешь, удивляются. Помню лица немцев, которые приехали сюда за тысячи километров и думали: «ну все, «кина» больше не будет однозначно», потому что после ТАКОГО - «кина» не может быть (смеется). Фестиваль «запустился» через полтора часа…

Прежде всего, конечно, это заслуга команды «Лайтмастер Пермь», которые не первый год работают с Rock-Line. Они настолько сильные профессионалы, что вышли из этой ситуации очень достойно. Любой другой прокатчик сказал бы, что все сломалось, все залило, начал бы подсчитывать ущерб. Понятная реакция, не знаю, что было бы со мной, будь я на месте хозяина. А они спокойно и методично все поставили на место, включили и мы «поехали». За время работы на фестивале сложились какие-то семейно-партнерские отношения с ними, все понимается с полуслова, и если что-то происходит, каждый знает что делать.

До 2008 года фестиваль был звукозаписывающим, затем писать «живьем» перестали. Отказу от фестивальной записи «живьем» послужило то, что сейчас каждая группа свои материалы выкладывает в интернет, да и «технический» мир изменился очень сильно. Тот же самый CD когда-то был «вау», а сейчас практически не нужен, отпала необходимость в таких записях.
Все меняется, что-то «уходит», что-то вновь «возвращается» (это я про винил).
К тому же сейчас больший акцент делается на видео-контент.

В жюри Rock-Line я присутствовал практически с самого начала, просто в несколько другом «качестве» - советника, консультанта. Для фестивалей в Кунгуре помогал Олегу Новоселову отбирать группы. В 1998 году в Кунгуре была так называемая «Пермская Двадцатка» (один день на сцене ДК «Искра» в Кунгуре играли только группы из Пермского региона). Непосредственно в жюри моя жизнь началась с «бахаревских» времен в 2006 году.

При отборе музыкального материала самым важным для меня остаются энергетика, или харизма. Какое-то такое определение того, есть ли у группы некий «посыл», за что их и надо показывать как коллектив, даже если играют немного «криво». Собственно «исполнительство» здесь уходит на второй план. Может быть коллектив с хорошими качественными музыкантами - вопросов нет, но по каким-то причинам их творчество не «цепляет», хотя, казалось бы, сыграно все чисто. Поэтому для меня именно энергетика самый важный критерий.

В большинстве позиций, как правило, все члены жюри сходятся во мнении, хотя понятно, что у каждого человека всегда есть свое мнение, на то и жюри, чтобы коллегиально принимать решение. Если человеку есть, что сказать, и ты веришь в то, что он говорит, веришь в тот образ, который он создает – получается гармония восприятия, хотя в простой обывательской жизни этот человек совершенно другой. Например, лидер «Пятого корпуса» Сергей Ничков на сцене, и он же «в жизни» – это же два разных человека, и так должно быть, это нормально. Мне было бы, наверное, не очень интересно, если бы он и в жизни был таким, про что он поет, мы даже вряд ли были бы знакомы (смеется). Я считаю, что рок-музыка – конкретный вид искусства, сопряженный с жизнью, но все равно - это игра образов. Если человек поет «про плохое» – это не означает, что он плохой сам по себе, или беспробудный пьяница, или наркоман.

Для меня очень сложный вопрос о том, какие группы произвели на меня неизгладимое впечатление. Это связано с тем, что сегодня у тебя могут быть одни фавориты, а завтра другие. Наверное, «Разные люди», группа с потрясающей энергетикой, «взрывающей» твою голову. Это опять же потому, что у Саши Чернецкого (лидер группы «Разные люди») такая необыкновенная харизма! Как человек, который в жизни не очень здоров, в доли секунды превращается в совершенно другого человека!

По большому счету, в музыкальном плане Rock-Line хороший фестиваль. Хотя на нем бывают исключения, когда по каким-то причинам группа оказывается, не так хороша, как ты о ней думал, что-то пошло не так, и она выступила не так, как ты ожидал…
Одно дело слушать фонограммы на отборе, и совсем другое – выступление живьем. Поэтому говорить конкретно про какие-то группы сложно. Действительно бывает, что, когда работаешь на фестивале, бывает не до этого, твоя задача сделать работу, чтобы звук был качественный. Уже потом, по прошествии фестиваля, в голове мелькает, что вот одни понравились, у других что-то не сложилось. Эти моменты «отмечаешь» уже больше в воспоминаниях.

Для меня сейчас «открытие» среди пермяков – группа «Т.Р.О.И.Н.». Так получилось, что мы какой-то параллельной жизнью жили, каждый своей. И познакомились только на «Живой пятнице». Я спросил их, почему они не подают заявку на Rock-Line, а они ответили, что их не берут, а сами даже не пробовали. Мы с Андреем Шмураем им порекомендовали сделать первый шаг – подать заявку, а мы за них будем «поднимать ручки», т.к. считаем, что это очень хороший коллектив.

В прошлом году на фестивале понравилось выступление «Джамахирии». Селеда – молодец, красавец, порадовал! Я не могу про кого-то сказать: «Как круто!». У меня здесь немного «жлобская» позиция потому, что большинство коллективов я все равно знаю. А вот среди тех, кого не знал – «Т.Р.О.И.Н.» для меня действительно стали открытием. К тем, кого я знаю, я очень требователен. Кому-то группа может нравиться, а мне – нет.
Я начинаю «бухтеть», если что-то «не так», что-то «не этак» (смеется).
Когда мне нравится, я всегда говорю музыкантам, что они молодцы.

Особой разницы в работе звукорежиссера на open-air, в зале или студии нет, только на open-air легче, чем в зале. На открытом воздухе мы зависим только от погоды, а в зале все зависит от акустики помещения. Если зал нормальный, то все хорошо.
На Rock-Line совершенно другая атмосфера, могу сказать честно, на фестиваль я иду, как на праздник. Я знаю, что и сколько мне предстоит, но все равно для меня это праздник. Для меня это «кайфовое» событие, которого я жду. Когда он проходит, остаются хорошие воспоминания. Если что-то не так, то я погрущу внутри себя (я достаточно замкнутый человек), а потом напишу только – всем спасибо (смеется).

Звукорежиссерская работа состоит из мелочей, потому что какой-нибудь маленький проводочек может привести к фатальным результатам. Работа технической и административной команд на Rock-Line очень слаженна. Слава Богу, я осознаю важность административной работы и благодарю, что есть такая отличная техническая команда - «Лайтмастер Пермь», Саша Сибиркин и Миша Белавин, который на фестивале работает больше пяти лет и на которого всегда можно положиться.
Приходится иногда покидать свою будочку и прийти узнать, как дела, все ли на месте, все ли хорошо.

Фестивалю в этом году 20 лет и я понял, что Rock-Line - это как Новый год! Его невозможно отменить, он все равно наступит! (смеется). Я только сейчас это понял. Новый год же невозможно отменить. Год идет-идет и наступает следующий год, и  Rock-Line так же один проходит и наступает следующий в конкретные даты и все понятно. Это мои ощущения за то количество лет, которые меня связывают с фестивалем. Слава Богу, ситуация с местом определена. Я считаю, что Бахаревка - очень хорошее место для фестиваля. Нормальные расстояния для человека, чтобы туда прийти, приехать и соответственно уехать. Захотел, пожалуйста, можешь остаться.

Самая важная вещь, что на Бахаревке есть асфальтобетонная «взлётка», значит, даже в дождь будет чисто, а не слякоть. Ведь на всех фестивалях, которые проходят на полянах, в дождь невозможно нормально передвигаться, а если сухо и солнце, то поднимается пыль. На Rock-Line у зрителей есть возможность и на траве посидеть, и на сухом асфальте потусоваться, т.е. ты всегда будешь чистым. И местоположение сцены на «взлетке» отлично придумано. Сами границы сцены определяют местоположение зрителей. Когда однажды было предложение провести фестиваль в Хохловке, Лена Зорина-Новоселова сразу сказала, что это не «наша» территория.
Хохловка - это место для проведения этнических или хоровых фестивалей.
Бахаревка именно та площадка, куда хочется прийти каждому на Rock-Line.

Студия «Премьер», где я работаю отдельная «песня». Спасибо огромное Павлу Печенкину, который предоставил возможность работать. У меня хорошая студия, с хорошим оборудованием. Хорошая команда, которая в ней работает. Сейчас какие-то интересные вещи делаем с Николаем Ожигановым. Опять же важна идеологическая составляющая. Что важнее всего в творчестве группы? – песня! Сама песня, бывает так, вроде и записана не очень хорошо, а становится хитом. Но чаще бывает наоборот, все круто записано, но не «вставляет». Я - больше за творчество.

В студии есть замечательные возможности для творчества. Это своего рода лаборатория. Мне задают иногда вопрос: «А Вы подсказываете музыкантам как лучше сделать?». Естественно, мы только этим и занимаемся, что подсказываем. Это наша работа (смеется).
С другой стороны работа работе рознь. Есть люди, которые только на кнопки нажимают и им «пофиг» на результат. Я же начинаю переживать за все, если что-то не получается, зачастую переношу это болезненнее, чем сами музыканты (смеется). Просто студия – это некая «интимная» история, нежели концерт, это абсолютно разные вещи.
В студии нет никого, ни зрителей, ни слушателей. Как исполнитель ты должен, в песню «воткнуть» и энергию, и себя показать. На концерте, с одной стороны, легче: там «залажал» и дальше все проносится молниеносно, а здесь – все «фиксируется».

С Андреем Шмураем мы продолжаем вести проект «Живая пятница» (правда не с такой интенсивностью, как год назад), есть еще проект «Абсолютный life. Помощь музыкантам» - бесплатная запись демоматериала группы. Это не совсем 100 %-ная работа в студии, но музыканты «на руки» получают объективный демоматериал, который позволяет и себя послушать, и другим показать, и выводы сделать.
В рамках этого проекта на сегодняшний день жду 50-тую группу в гости, 49 уже записаны. И это только пермские команды. На сайте можно посмотреть полный список участников обоих проектов за полтора года.

Группа, которая не принимает никаких шагов для своего продвижения, отговариваясь тем, что нет денег на поездку на фестиваль, сделать студийную запись, просто обречена. Без движения ничего не происходит. Самое простое, сказать: «Rock-Line - *авно, потому что меня туда не берут». А начинаешь уточнять, есть ли у коллектива хотя бы демо и выясняется, что у группы вообще нет никакого «портфолио». Современные технологии позволяют «себя любимого» даже на телефон снять, чтобы понять, что ты творишь.

Так и с заявками на Rock-Line. Самое смешное, что это не требует затрат, приди ко мне сделай демо, а заявка на Rock-Line по умолчанию бесплатна, потому что фестиваль некоммерческий.
Музыкальный мир очень разный. Есть репетиционные точки разного «калибра» – хорошие, плохие – твой выбор куда пойти, можешь хоть в гараже репетировать.
Твори – это самое главное. Мы для того и существуем, по большому счету, мы – «обслуживающий персонал», практически парикмахерская (смеется). Приходи, мы начнем с тобой какое-то движение. Если сходятся люди с общим мировоззрением, энергетикой, они начинают дружить. Отношения между людьми – это важная вещь. Если они есть – тогда и происходит что-то созидательное и интересное, а если отношений нет – хоть «за уши тяни», все пропитывается какими-то надуманными вещами. Для меня песни - как «детишки»: бывают «с характером», «забористые» интересные «детишки». А бывают и не очень интересные - все равно стараюсь к этому трепетно относиться, а иначе ничего не получится.

Так и на фестивале – отношение ко всем, кто выходит на сцену, для меня одинаково важно. Пусть даже это будут «суперпафосные» люди, я никогда не буду делать «громче или тише». У меня самая требовательная в этом плане позиция.
Я видел предварительную верстку фотоальбома, посвященного юбилею фестиваля. Он произвел на меня впечатление до «мурашек», можно сказать – до слез. Он вызывает множество эмоций, несмотря на то, что в разговорах для меня фраза «а помнишь?...» - сильнейший раздражитель.
Мне не интересно, что было, мне интересно сейчас и даже больше интересно, что дальше.
Музыка не имеет возраста, хоть тебе 12 или 80 лет – это единое пространство, не важно, сколько тебе лет, главное, что ты это видишь открытыми глазами. Некоторые к 25-ти годам «устают» жить, взгляд становится потухшим, без «признаков жизни». Движение, творчество, интерес, любовь – вот что является «двигателем» этой жизни.

И не важно - это рок-музыка, или фотография, или танцы - любое творчество - это дар Божий, он есть абсолютно в каждом человеке. Только это обязательно надо в себе разглядеть.
Мы же все в детстве мечтали, хотели чего-нибудь. Я, например, мечтал быть врачом почему-то, а стал звукорежиссером, это тоже «доктор» в той или иной степени (смеется).
Мы же не мечтали «тупо» проживать свою жизнь. «Тупо» – это значит только потреблять… Например, мечта купить новую дорогую машину, т.е. «убил» свою жизнь на «набор гаек и болтов». Но, если у тебя есть табун лошадей, и ты выпускаешь их пастись – это круто.
Если ты делаешь что-то руками, участвуешь в каких-то событиях, придумываешь, как сделать ещё интереснее – это уже творчество. А если ты в этом мире только потребитель – это грустно, да и скучно. Я очень серьезно к этим вещам отношусь. Творчество – это искра, которой к какому-то времени становится все меньше и меньше. Может быть, мое счастье, что у меня нет понедельников и пятниц, суббот и воскресений.
У меня – свой календарь, в котором обязательно наступит «Новый год».

Комментарии 1

02 апреля 2016, 23:17 Андрей Анатольевич
Фото понравилось :-) :-) :-)

Представьтесь, а лучше войдите или зарегистрируйтесь

Ваше сообщение

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru