Наверх

«Все мои роли – этапы актерского пути», - актриса Ольга Пудова

Возрастное ограничение: 0+
Театр Театр
Актриса Театра Театра Ольга Пудова рассказала о своём творческом пути и поздравила театр с девяностолетием.

Сама лучезарность и обаяние. Бешеный темперамент и обезоруживающая нежность. Чарующий голос и грация. Актриса, которой сцена к лицу! Великолепная любящая жена и заботливая мать двоих сыновей и очаровательной дочки… И это еще не все достоинства ведущей артистки Театра-Театра Ольги Пудовой, которая стала одной из героинь юбилейной рубрики, посвященной 90-летию пермской драмы.Даже если очень захотеть, то невозможно найти человека, который бы при упоминании имени Ольги Пудовой не расплылся в улыбке. А все потому при любой встрече и даже серьезном разговоре она применяет почти «запретное оружие» - свое очарование и роскошную светящуюся улыбку. Но никто не упрекнет актрису Пудову в том, что этим «оружием» она бездумно пользуется на сцене, пытаясь заигрывать с публикой. На сцене она уже не Ольга. На сцене она живет, но она - персонаж. 

Сцена из спектакля «8 женщин»

На сцене она - то уморительно пугливая афроамериканка Шанель из «8 женщин», то жесткая Вера из «Догвилля», то обворожительная Наташа из «Владимирской площади», то сексапильная кокетка из комедии «Голубая комната». Трудно актрисе Пудовой придумать амплуа. Ее амплуа – талантливая актриса. Мы задали Ольге вопросы, на которые в юбилейной рубрике отвечали ее коллеги по цеху и друзья по жизни.

- Ольга, помните ли Вы свою первую встречу с театром, в котором сейчас служите? Когда и как это случилось?

- Будучи уже старшеклассницей, я повела своего младшего брата на спектакль «Золушка». Спектакль мне очень понравился. Он был красивый, волшебный с уходящей в небо каретой. В спектакле «Золушка» еще были очень интересные веселые персонажи – Пьеро, Коломбина, восточная красавица и Арлекин. И я помню, как мне тогда очень понравились два артиста, которые играли Коломбину и Арлекина. Это были Татьяна Синёва и Александр Володин, с которыми через несколько лет я вышла на одну сцену. А за Александра Володина еще и замуж. Вообще сказка «Золушка» была спектаклем-долгожителем, потому что, когда я была уже студенткой института культуры, то сама играла роль полюбившейся мне в детстве Коломбины. А мой брат вообще играл пажа. Вот такие совпадения счастливые.

Но самое интересное, что мои родители принимали участие в строительстве этого театра. Они работали на заводе и их часто отправляли помогать возведению нового здания пермской драмы. И получилось, что мои мама и папа, ничего не подозревая, построили для своей дочери театр.

- У всех артистов есть своя любимая роль. Для кого-то та, что легко дается, для кого-то самая первая роль, а для некоторых та, что вызывала трудности. Как в вашем случае?

- У меня все время ощущение, что чем старше ты становишься, чем больше приобретаешь сценический опыт, тем работа над новой ролью все сложнее и сложнее. Наверное, это потому что в начале актерского пути ты смелее и уверен, что у тебя все прекрасно и легко получится. А затем уже начинаешь понимать с опытом, что все непросто, что каждый раз новая роль - это большая работа. Особенно, когда ты сам не хочешь повторяться и использовать то, что было в прошлых работах. К новой роли всегда подступаешься и думаешь – как бы так ее сыграть, чтобы и в себе что-то новое найти и зрителя удивить.

Сцена из спектакля «Доктор Живаго»

- Что касается дорогих мне ролей, то их у меня несколько. Потому что они – это этапы пути. Самая первая роль была, когда меня еще студенткой пригласили в театр и дали роль Поликсены (ред. – пьеса Александра Островского «Правда – хорошо, а счастье лучше»).

Я была еще студенткой третьего курса, а меня уже пригласили на главную (!) роль в драмтеатр. Сам этот факт был для меня сильным потрясением. Когда ты еще неумелая встаешь на одну сцену с народными и заслуженными артистами, а это были – легендарные Евгений Шальников, Лидия Мосолова, Юлия Найдина, Юлий Крендель… Это был невероятный подарок судьбы, который ты помнишь и ценишь всю свою жизнь.

- А то, что студентке нужно было существовать и работать наравне с такими мощными и опытными артистами, не мешало тогда в работе? Страшно не было?

- На самом деле для меня были созданы чуть ли не парниковые условия. Потому что с нас хоть много требовали, но и относились очень бережно.

Сцена из спектакля «Правда-хорошо, а счастье лучше»

Мы играли главные роли с моим однокурсником Вадимом Некипеловым. Спектакль уже шел на сцене, но был совсем новый, а артисты, на которых он был поставлен уехали. Поэтому нас с Вадиком вводили в уже готовую постановку. Причем вводил нас в спектакль сам худрук Иван Тимофеевич Бобылев. Он это делал очень деликатно. Понимал, что мы еще молодые, неопытные и не все можем. Но в результате все равно добился того, чтобы спектакль не был хуже, а мы достойно его работали. Потому что зритель любил эту постановку. И, конечно, глядя на мастеров и их работу, мы для себя понимали многие вещи и это позволяло расти профессионально. Подглядывали за их секретами, немного копировали. И артисты старшего поколения очень о нас заботились. Помогали, подсказывали. И главное – они показывали своим примером то, как нужно относится не только в роли, но и вообще к театру и тем, кто в нем служит.

Сцены из спектакля «Пигмалион»

Еще одна дорогая для меня роль – это Элиза из спектакля «Пигмалион», режиссером которого был Александр Володин. Это был для меня, как для актрисы, переломный и очень важный период. В последние годы все время говорят, что артисты нашего театра, наконец-то, запели. А на самом деле, запели мы живьем на сцене нашего театра гораздо раньше. В этом спектакле «Пигмалион». И до сих пор ко мне подходят люди, выражают благодарность и говорят, что помнят тут мою работу и сам спектакль. Это очень приятно!

- А что касается ролей, которые сегодня ты играешь на сцене Театра-Театра…

- Это, конечно, Наташа из мюзикла «Владимирская площадь». Сам спектакль, когда возник на нашей сцене был особенный, нового качества. Там уже пришлось петь с живым оркестром, иначе существовать на сцене. Это роль для меня определенная ступень вверх в плане актерского мастерства.

Сцена из спектакля «Владимирская площадь»

Еще для меня была значимая работа в спектакле «Джулия Фарнезе». Роль Ваноци была небольшая и это был один монолог. Мы долго этот монолог репетировали. И примерно за две недели до премьеры режиссер мне показывает музыкальный фрагмент и говорит, что я буду танцевать. Не словами монолог произносить, а танцем донести его суть. Попросил меня еще и придумать самой этот танец. А я ведь не хореограф. Мне очень тогда помогли мои друзья Слава Чуистов и Женя Барашкова. Мы втроем придумали танец-монолог. Для меня это было очень интересно, и я, как будто открыла новые качества в себе, как в актрисе. Такое не забывается!

- Ольга, если не театр и не актерская судьба, то что может быть еще в твоей жизни? Я имею ввиду профессиональную жизнь…

- Я, на самом деле, тоже об этом задумывалась. Пробовала себя в качестве теле и радиоведущей. Но, почему-то, это всегда было ненадолго и быстро заканчивалось. Наверное, я слишком эмоциональная для такой работы. Это только для театра хорошее и нужное качество.

Я много преподавала в институте культуры сценическую речь, а сейчас у меня еще есть в школе №7 театральная студия. Но, все равно, даже то, что это все так или иначе связано с театром не значит, что я бы хотела сделать преподавание своей основной профессией. Театр остается главным в моей жизни. Даже если у меня все и получается в педагогике, я не испытываю того удовольствия и счастья, которое каждый раз переживаю на сцене.

Сцена из спектакля «Алые паруса»

- Этот год для театра юбилейный. Исполнилось 90 лет. Каким бы ты хотела видеть свой театр через 10 лет?

- Во-первых, я хочу, чтобы он был! Чтобы он остался! Чтобы он был любим зрителем, а критики считались бы с нашим театром. Чтобы Театр-Театр, по-прежнему, был одним из самых интересных. А для себя я хочу, чтобы он не был местом работы, а был моим настоящим домом.

Комментарии 0

Представьтесь, а лучше войдите или зарегистрируйтесь

Ваше сообщение

Следующая новость

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru